3 мин
28 ноября 2019 г.

Свобода воли. Насколько мы зависим от своего мозга?

28 ноября выходит на экраны фильм «Мозг. Эволюция». Это надо видеть!
Автор: Владимир Губайловский

28 ноября выходит на экраны фильм «Мозг. Эволюция» режиссера Юлии Киселевой, автора фильма «Мозг. Вторая Вселенная».

Владимир Губайловский, научный редактор «Лабы», сходил на премьерный показ.

Главная тема фильма — это вопрос о свободе воли. Насколько человек зависит от своего мозга? Правда ли, что мы всего лишь выполняем команды «биологического компьютера»?

Многочисленные сюжеты фильма посвящены разным подходам к этой проблеме. В фильме показаны сюжеты об ультимативных играх, о суперстимуляции, о генетических исследованиях на мышах, позволяющих «включать» или «выключать» гены, ответственные за различные функции мозга. Авторы фильма демонстрируют, как уже сегодня нейрокомпьютерные интерфейсы используются в клинической диагностике.

В фильме показан эксперимент Либета, с которого начались исследования биологического детерминизма (зависимости сознательных действий человека от бессознательных реакций мозга).

Во время обсуждения, состоявшемся после премьера, Александр Каплан, доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией нейрофизиологии и нейроинтерфейсов биологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, прокомментировал этот классический эксперимент.

Испытуемый видит перед собой вращающийся диск с цифрами и периодически нажимает на клавишу, причем называет ту цифру, которая была рядом с фиксированной меткой, когда он решил клавишу нажать. Весь процесс считывается ЭЭГ.

На графике четко видно, что сначала в коре возникает потенциал готовности (еще до того, как испытуемый осознал свое решение нажать на клавишу), потом следует решение и, наконец, нажатие. Промежуток между тем моментом, когда возникает потенциал готовности, и тем, когда принимается сознательное решение, и стал (и остается) главным аргументом биологического детерминизма: мозг уже все решил еще до того, как мы его решение осознали.

Каплан обратил внимание на другой промежуток  между сознательным решением и самим нажатием: мы ведь можем свое решение отменить и клавишу не нажимать (это было показано и в эксперименте самого Либета). В этом случае потенциал готовности тоже возникает, но нажатия не происходит.

Это вполне можно трактовать как проявление свободы воли. Мозг заранее готовит нажатие, ему для этого надо запустить сложную и достаточно продолжительную – от долей секунды до нескольких секунд — электрохимическую стимуляцию руки. Мозг нам об этом не сообщает, чтобы не тормозить рутинную процедуру. В нашем мозге идет огромное количество процессов, которые мы не осознаем (можно это назвать подсознанием), но это не значит, что все эти процессы полностью предопределяют наше поведение, наши решения, наши действия. Но они ускоряют наши сознательные реакции.

Со свободой воли связан и другой сюжет фильма. Это — ответственность человека за его поступки. Есть примеры, когда преступникам выходило послабление после того, как адвокатам удавалось доказать некоторые специфичные изменение в мозге подсудимого. И суд соглашался: если мозг изменен, то по крайней мере частично ответственность за поступок несет анатомия, а не сознание.

О вопросах «нейро-юстиции» во время обсуждения говорила Мария Фаликман, когнитивный психолог, доктор психологических наук, профессор, руководитель Департамента психологии НИУ ВШЭ. Она задалась таким вопросом. Допустим мы знаем, какие изменения в мозге делают человека преступником (а по крайней мере частично мы это знаем, хотя наши знания далеко неполны). Живет человек, он ничего противоправного не совершил, но мы просканировали его мозг и видим, что с высокой вероятностью это мозг преступника. Что нам делать? Изолировать этого человека от общества? На сегодня ответ очевиден: нет, мы не будем этого делать. То есть, сколько бы мы ни говорили о биодетерминизме, мы все-таки де факто остаемся сторонниками свободы воли и ответственности человека за поступок, а не за потенциальную возможность поступка.

Но главное в картине, наверное, даже не мозг и его исследования. Главное — это люди, которые исследуют мозг. Они ходят по улицам, ставят эксперименты, пьют пиво, смотрят на море и говорят — друг с другом, с авторами фильма, с участниками экспериментов. Они думают. И делают это глубоко и точно.

Авторы фильма создали коллективный портрет ученого — человека, который смотрит на мозг и пытается что-то понять. Мозг думает о мозге. Возбуждает его сенсоры, смотрит на реакции, анализирует ЭЭГ, сравнивает с самим собой.

«Мозг. Эволюция» — отличное введение в нейронауку для человека, которому интересны тайны мозга и сознания. Так что пора в кино.